<<
>>

498. Выработаны ли арбитражной практикой какие-либо правила применения ареста денежных средств на банковском счете?

Да, такие правила выработаны, однако касаются они не ареста вообще (в целом), а, в первую очередь, ареста как меры по обеспечению иска. Впрочем, поскольку законодательство не различает содержательных особенностей ареста денежных средств, налагаемого в том или другом качестве, можно утверждать, что правила эти вполне могут быть распространены далеко за свои буквальные пределы.

Нужно также заметить, что большинство этих правил было выработано судами в период действия прежних (гражданского и арбитражного) процессуальных кодексов и, стало быть, основаны на нормах законодательства, ныне утративших силу. Тем не менее, мы считаем вполне возможным эти правила здесь рассмотреть, поскольку положения новых (ныне действующих) процессуальных кодексов, регулирующие арест имущества как меру обеспечения иска, в общем и целом не отличаются от прежде действовавших норм*(528).

1. Законодательством не предусмотрено такой меры обеспечения иска, как арест банковского счета ответчика. Арест налагается не на сами счета ответчика в кредитных учреждениях, а на имеющиеся на счетах денежные средства в пределах заявленной суммы иска (см. постановление Президиума ВАС РФ от 18.06.1996 N 6746/94, разд. II информационного письма Президиума ВАС РФ от 25.07.1996 N 6 "О результатах рассмотрения Президиумом Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации отдельных вопросов судебной практики"*(529); п. 6 постановления Пленума ВАС РФ от 31.10.1996 N 13 "О применении Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации при рассмотрении дел в суде первой инстанции"*(530)).

Действительно, как прежде действовавшим, так и ныне действующим процессуальным законодательством, а также законодательством исполнительного производства предметом обеспечительной меры, именуемой арестом, признается имущество, в частности, денежные средства (в том числе денежные требования по банковскому счету).

Банковские счета, будучи лишь единицами учетных записей о денежных долгах банка своим клиентам, к категории имущества отнесены быть не могут. Затем, обеспечительные меры имеют под собой определенное основание в виде тех требований, имущественной базой удовлетворения которых они призваны служить. Совершенно очевидно, что арест имущества вообще (равно как и банковского счета в целом), без ограничения его стоимости (размера арестовываемой денежной суммы) был бы несоразмерным ограничением гражданской правоспособности должника и в значительной мере затруднил бы его текущую деятельность (что в конечном итоге не отвечало бы, между прочим, и интересам самого взыскателя).

2. Если с предметом ареста - счет или денежные средства - арбитражные суды определились уже давно и, по всей видимости, вполне правильно (по крайней мере ни оснований для пересмотра сделанных прежде выводов, ни самих попыток такого пересмотра пока не наблюдается), то по вопросу о самих денежных средствах, подлежащих аресту - только наличных (числящихся) или также и будущих - арбитражная практика единого мнения не сформировала. Изначально суды исходили из мнения, согласно которому арест может быть наложен лишь на конкретные денежные средства, находящиеся на счете, и, напротив, не налагается на суммы, которые только поступят в будущем на банковский счет ответчика (см. разд. II информационного письма Президиума ВАС РФ от 25.07.1996 N 6). "Такой меры, как наложение ареста на сам счет клиента, а также на суммы, которые в будущем поступят на этот счет, действующим законодательством не предусмотрено", - вторит Президиуму один из окружных арбитражных судов (см. постановления ФАС МО от 17.10.2002 N КГ-А40/7032-02). Соответственно "если при рассмотрении заявления истца о наложении ареста на денежные средства, принадлежащие ответчику, арбитражный суд установит, что на счете ответчика отсутствуют такие средства, заявление истца не может быть удовлетворено" (см. разд. II информационного письма Президиума ВАС РФ от 25.07.1996 N 6).

Оценивая законность отказа суда апелляционной инстанции в удовлетворении ходатайства о наложении на банк штрафа за отказ арестовывать денежные средства ответчика по мере их поступления на счет, Президиум ВАС РФ (см. постановление от 13.05.2003 N 9985/02) указал, что он вполне "...соответствует фактическим обстоятельствам дела и сложившейся в тот период правоприменительной практике арбитражных судов по аресту денежных средств, находящихся на счете клиента в банке, лишь в пределах фактически имеющихся на счете средств на момент ареста". Именно такую практику в настоящее время следует считать устоявшейся и господствующей.

Возможно, что предвестниками ее грядущих изменений являются постановления ФАС ВСО от 24.11.2005 N А33-3704/05-Ф02-5854/05С2 и от 23.07.2007 N А69-340/07-9-Ф02-4537/07, а также ФАС ЦО от 01.11.2005 N А48-1571/05-1. Все три спора касались законности постановления судебного пристава-исполнителя о применении такой меры принудительного исполнения исполнительного документа, как "...наложение ареста на поступающие на расчетный счет заявителя в банке денежные средства". Суд нашел, что подобный шаг "...не противоречит положениям ст. 45, п. 3, 6 ст. 46 Закона об исполнительном производстве, ст. 858 ГК, ст. 27 Закона о банковской деятельности", в то время как противоположный взгляд о недопустимости наложения ареста на денежные средства должника, накапливающиеся на его счете, по мере их поступления туда (на счет), "...не учитывает особенностей режима денежных средств на банковских счетах и предполагает арест в большинстве случаев либо фактически невозможным, либо практически бессмысленным". Вывод нижестоящего суда "...о том, что наложение судебным приставом-исполнителем ареста на поступающие денежные средства есть законная мера реализации принудительного исполнения решения суда, применение которой направлено на обеспечение исполнения исполнительного документа", назван кассационными инстанциями правомерным.

Все эти рассуждения вполне применимы не только к аресту, накладываемому судебным приставом, но и к аресту в порядке обеспечения иска: его наложение не только на имеющиеся, но и на поступающие на счет денежные средства по мере их поступления не противоречит каким-либо положениям процессуальных кодексов или иного законодательства.

Вероятно, можно утверждать, что подобный характер ареста не может предполагаться - о нем следует expressis verbis указать в акте, являющемся основанием для наложения ареста - но сомнений в его законности, думается, быть не может и не должно. Разумеется, свои практические последствия такой арест проявит не ранее, чем на банковский счет должника поступят хоть какие-нибудь денежные суммы - в этом смысле и в традиционной практике, признающей возможным арест только лишь имеющихся на счете средств, тоже есть доля истины.

Таким образом, следует заключить, что является вполне законной не только практика ареста денежных средств, фактически имеющихся на банковском счете в момент предъявления к нему судебного акта (определения) о наложении ареста, но и практика ареста средств по мере их поступления. Иными словами, наложение ареста на денежные средства, числящиеся на банковском счете, - не обязательно одномоментный акт (предъявили определение - арестовали средства); это действо может растянуться в достаточно длительный процесс. При этом не обязательно, чтобы судебный акт о наложении ареста все то время, пока тянется процесс ареста, находился в банке, которому он предъявлен. Банку достаточно знать реквизиты и содержание этого акта (какой суд, по какому делу и когда его вынес и на какую именно сумму им был наложен арест). Все эти сведения банк обеспечивает себе сохранением обыкновенной ксерокопии с соответствующего акта. Сняв ее, банк должен вернуть акт об аресте взыскателю, который вполне может предъявить его другому банку, обслуживающему другой счет должника, и т.д.*(531)

3. Определение об обеспечении исполнения решения путем наложения ареста на денежные средства, принадлежащие не ответчику по делу, а третьему лицу (в частности, учредителю ответчика), является незаконным и подлежит отмене (см. постановление Президиума ВАС РФ от 04.01.1996 N 7968/95).

Действительно, законодательство говорит о возможности ареста имущества (в том числе денежных средств), принадлежащего должнику, хотя, возможно, что и находящегося у третьих лиц.

С этим случаем не следует смешивать арест чужого имущества; имущество, арестованное вопреки данному правилу, подлежит освобождению от ареста по одноименному иску, а определение об аресте имущества, не принадлежащего ответчику, - отмене по кассационной жалобе.

4. В продолжение длительного времени арбитражные суды никак не могут определиться с вопросом о том, насколько наложение ареста на денежные средства, находящиеся на банковском счете, затрагивает охраняемые законом права и интересы третьих лиц, в частности иных кредиторов ответчика.

Иногда суды, действуя в соответствии с разъяснением, содержащимся в разд. II информационного письма Президиума ВАС РФ от 25.07.1996 N 6, исходят из положительного ответа на этот вопрос: да, применение ареста затрагивает такие права и интересы. Поэтому при вынесении определения об аресте денежных средств на счете "...арбитражному суду необходимо проверить обоснованность заявления о принятии таких мер обеспечения иска и применять эти меры, когда имеется реальная угроза невозможности в будущем исполнить судебный акт" (п. 6 постановления Пленума ВАС РФ от 31.10.1996 N 13). Если же на момент принятия арбитражным судом определения об обеспечении иска в форме наложения ареста на денежные средства ответчика было принято решение о ликвидации ответчика и создании ликвидационной комиссии, такое определение подлежит отмене как изменяющее порядок удовлетворения требований кредиторов ликвидируемого юридического лица, установленный ст. 64 ГК (см. постановление Президиума ВАС РФ от 23.04.1996 N 8508/95). Точно так же и "...принятие арбитражным судом решения о признании должника банкротом и об открытии конкурсного производства устраняет ограничение права клиента на распоряжение денежными средствами, находящимися на счете, установленное ст. 858 ГК" (см. постановление ФАС ВСО от 18.06.2007 N А33-16073/06-Ф02-2836/07). Иной подход приводил бы, по мнению суда, к нарушению очередности удовлетворения требований кредиторов, установленной Законом о банкротстве.

Со сформулированной позицией совершенно дисгармонирует утверждение, согласно которому "принятие мер по обеспечению иска не означает, что в случае его удовлетворения присужденная сумма будет взыскана в первоочередном порядке, т.е. принятие указанных мер не может нарушать очередности списания денежных средств со счета, установленной ст. 855 ГК". Вся пикантность этого парадокса еще и в том, что это заявление содержится в том же акте, что и описанная выше позиция, - в разд. II информационного письма Президиума ВАС РФ от 25.07.1996 N 6. Утверждение это - отнюдь не следствие случайности, ибо далее оно вполне логично развивается: "при наличии у ответчика кредиторов, которым в соответствии с законом предоставлено право на получение денежных средств со счета ответчика до взыскания задолженности в пользу истца, и отсутствии на соответствующем счете ответчика иных средств, кроме арестованных сумм, такие кредиторы вправе обратиться в арбитражный суд с ходатайством о разрешении списать определенные суммы в порядке установленной законом очередности. Арбитражный суд рассматривает указанные ходатайства и при подтверждении изложенных в них фактов удовлетворяет их". Если это так, то совершенно непонятно, в чем же, в таком случае, заключается пресловутое "затрагивание" прав и интересов других кредиторов владельца счета. Думается, что именно эта (вторая) точка зрения и является правильной (подробнее см. вопрос 480).

5. Сущность ареста денежных средств на банковском счете вполне предопределяется общим определением ареста, содержащимся в п. 2 ст. 51 Закона об исполнительном производстве: "...арест имущества должника состоит из описи имущества, объявления запрета распоряжаться им, а при необходимости - ограничения права пользования имуществом, его изъятия или передачи на хранение". Банк, ведущий счет, подобен хранителю, обязанному обеспечить сохранность переданного ему на хранение имущества. Этим соображением вполне объясняется распространение нормы ст. 91 Закона об исполнительном производстве, согласно которой "...взыскатель вправе предъявить организации иск о взыскании подлежащей удержанию с должника суммы, не удержанной по вине этой организации" на случай нарушения банком, обслуживающим счет, режима ареста числящихся на нем денежных средств. С подобной ситуацией столкнулся ФАС ВВО (см. постановление от 03.10.2007 N А43-30646/2004-27938), нашедший, что "...нарушение банком требований законодательства повлекло невозможность исполнения решения суда в части денежных средств, находившихся под арестом на расчетном счете в филиале (данного банка. - В.Б.) и не удержанных по вине последнего. При таких обстоятельствах суды первой и апелляционной инстанций пришли к правильному выводу о причинении... убытков вследствие виновных действий... (банка. - В.Б.), выразившихся в необеспечении режима сохранности и запрета для клиента на распоряжение арестованными денежными средствами, и правомерно удовлетворил иск".

Занятая судом позиция вполне соответствует назначению института ареста, смыслу и основным принципам законодательства, хотя и не находит прямой опоры в его тексте. Распространение ст. 91 Закона об исполнительном производстве на банки, исполняющие распоряжения клиентов по их счетам в отношении арестованных денежных средств, не имеет достаточных оснований; скорее, должна идти речь о ее применении к сходным, но не урегулированным законом отношениям, по аналогии.

6. Если на счете ответчика имеется большая сумма, чем арестованная арбитражным судом, списание с данного счета производится банком в обычном порядке до той суммы, которая арестована (см. разд. II информационного письма Президиума ВАС РФ от 25.07.1996 N 6). Вполне логичное и обоснованное правило, являющееся, в общем, продолжением первого и оборотной стороной пятого тезиса. Если предметом ареста выступает не сам счет, а конкретная, числящаяся на нем сумма денежных средств, то, разумеется, нет никаких оснований ни для произвольного расширения количественной сферы действия ограничений, установленных актом о наложении ареста, ни (тем паче) для распространения этих ограничений не на денежные суммы, а на режим счета в целом.

7. Не вполне понятны последствия ареста остатка денежных средств на банковском счете, образовавшегося при расторжении договора банковского счета. Не подлежат, конечно, сомнению, оба тезиса, выставленные на этот счет арбитражной практикой: 1) законный акт о наложении ареста на остаток денежных средств на счете подлежит безусловному исполнению банком точно так же, как им исполняется любой другой акт подобного рода - наличие у него заявления клиента о расторжении договора банковского счета исполнению акта об аресте не препятствует и 2) договор банковского счета считается расторгнутым независимо от того, что после получения банком заявления клиента о таком расторжении, но до перечисления (выдачи) банком суммы остатка по закрытому счету на сумму этого остатка был наложен арест (см. об этом постановления ФАС СЗО от 22.11.2002 N А56-15016/02 и от 14.05.2003 N А56-35334/02).

Но ясно и другое: арест остатка денежных средств на банковском счете означает для банка необходимость продолжать ведение счета с арестованным остатком, невзирая на прекращение соответствующего договора банковского счета. Не вполне понятно, за чей счет такое ведение будет осуществляться. Кроме того, после того, как договор банковского счета прекратит свое действие, клиент не сможет более распоряжаться остатком средств на счете, а следовательно, арест такого остатка вряд ли можно будет считать ограничением, вполне подчиняющимся ст. 858 ГК. Думается, что вопрос о правовых последствиях ареста остатка средств на счете по расторгнутому договору, а также о технологии такого ареста нуждается в специальном теоретическом исследовании.

8. "Наложение ареста на денежные средства, находящиеся на корреспондентском счете ответчика - коммерческого банка (иного кредитного учреждения), целесообразно производить только тогда, когда другие меры, указанные в ст. 76 АПК*(532), не смогут обеспечить исполнение принятого в отношении коммерческого банка (иного кредитного учреждения) судебного акта" (см. разд. II информационного письма Президиума ВАС РФ от 25.07.1996 N 6; п. 6 постановления Пленума ВАС РФ от 31.10.1996 N 13).

Выше при освещении ряда вопросов уже указывалось на некоторые специфические черты корреспондентских счетов; ниже (см. комментарий практики применения ст. 860 ГК) о них будет сказано специально и относительно подробно. Здесь достаточно отметить лишь то, что корреспондентские счета используются банками не только как классические банковские счета для обслуживания нужд и потребностей своей собственной текущей предпринимательской деятельности, но и для обеспечения бесперебойного и своевременного проведения безналичных расчетов своих клиентов. Арест денежных средств на корреспондентских счетах банков, производимый во имя обеспечения интересов кредиторов этих банков, может (при недостатке средств на корреспондентском счете) привести к ситуации, в которой банк будет вынужден приостановить операции по безналичным расчетам достаточно широкого круга лиц - своих клиентов, не имеющих никакого отношения к деятельности самого банка и уж, конечно, не несущих ответственности за ее неуспех. Естественно, что в таких условиях применение ареста денежных средств на корреспондентском счете банка должно рассматриваться судами как мера крайняя и чрезвычайная, допустимая лишь одновременно при наличии целой совокупности различных обстоятельств, с одной стороны, свидетельствующих о незначительном ущемлении интересов третьих лиц (клиентов банка-должника), с другой - о высокой степени обоснованности (безусловной необходимости) применения именно такой меры обеспечения, как арест денежных средств (невозможности обеспечить законные интересы кредитора иным образом, кроме как с помощью ареста).

<< | >>
Источник: Белов В.А.. Практика применения Гражданского кодекса Российской Федерации,частей второй и третьей, 2009. 2009

Еще по теме 498. Выработаны ли арбитражной практикой какие-либо правила применения ареста денежных средств на банковском счете?:

  1. Оглавление
  2. 98. Существуют ли какие-либо особенности применения правил о вещах в отношении животных как объектов гражданских прав?
  3. 111. Как арбитражная практика трактует нормы ст.146 ГК, не согласующиеся с принципом о следовании права из ценной бумаги за правом на ценную бумагу?
  4. 405. Не выдвигает ли арбитражная практика каких-либо специальных требований к договору цессии? Если да, то что это за требования?
  5. 407. Выработаны ли арбитражной практикой какие-либо правила об условиях, при которых уступка в принципе оборотоспособного требования невозможна или незаконна?
  6. 429. Какие из возражений должника первоначальному кредитору (цеденту) были предметом изучения арбитражной практики? В частности, не сформулировано ли в арбитражной практике каких-либо ограничений в применении правил ст.386 ГК?
  7. 450. Не устанавливает ли арбитражная практика каких-либо ограничений формы, в которой должно быть дано согласие кредитора на перевод долга, правила о форме которого устанавливает п.2 ст.391 ГК?
  8. 508. Выработаны ли арбитражной практикой правила о специальных условиях привлечения к субсидиарной ответственности поручителей?
  9. 509. Выработаны ли арбитражной практикой какие-либо правила об особенности привлечения к субсидиарной ответственности лиц в случае несостоятельности (банкротства) основного должника?
  10. 515. Привнесла ли современная судебно-арбитражная практика какие-либо новации в понимание и применение нормы п.1 ст.401 ГК, которая закрепляет один из классических принципов гражданского права – начало виновной ответственности за нарушение обязательств?
  11. 518. Известны ли обстоятельства, расцениваемые арбитражной практикой как свидетельство невиновности в нарушении обязательств или основание к перераспределению бремени доказывания вины?
  12. 571. Выделяет ли арбитражная практика какие-либо специфические, неизвестные законодательству, способы заключения договора?
  13. 417. Применяются ли в арбитражной практике нормы ст. 828 ГК об относительной (для целей факторинговых отношений) недействительности запрета уступки денежного требования?
  14. 436. Как соотносятся нормы ст. 841 и 842 ГК о моменте возникновения прав вкладчика в отношении денежных средств, внесенных на имя третьего лица?
  15. 457. Выявлены ли в практике какие-либо особенности кредитных правоотношений, устанавливаемых в соответствии со ст. 850 ГК?
- Авторское право России - Аграрное право России - Адвокатура - Административное право России - Административный процесс России - Арбитражный процесс России - Банковское право России - Вещное право России - Гражданский процесс России - Гражданское право России - Договорное право России - Европейское право - Жилищное право России - Земельное право России - Избирательное право России - Инвестиционное право России - Информационное право России - Исполнительное производство России - История государства и права России - Конкурсное право России - Конституционное право России - Корпоративное право России - Медицинское право России - Международное право - Муниципальное право России - Нотариат РФ - Парламентское право России - Право собственности России - Право социального обеспечения России - Правоведение, основы права - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор России - Семейное право России - Социальное право России - Страховое право России - Судебная экспертиза - Таможенное право России - Трудовое право России - Уголовно-исполнительное право России - Уголовное право России - Уголовный процесс России - Финансовое право России - Экологическое право России - Ювенальное право России -